Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Настоящий Человек...

Пловец

Сорок пять лет назад, один советский спортсмен навсегда оставил занятия спортом. Казалось бы, ничем не примечательная история, таких в спортивном мире – тысячи. Но это лишь на первый взгляд. Потому что речь идет (приготовьтесь считать!) об 11-кратном рекордсмене мира, 17-кратном чемпионе мира, 13-кратном чемпионе Европы, 7-кратном чемпионе СССР. Спортсменов с таким «послужным списком» во всей истории спортивных состязаний можно перечесть по пальцам.

И вот на пике своей формы, в зените славы и карьеры он вдруг уходит из большого спорта, чтобы через несколько лет открыть в Москве маленькую мастерскую по пошиву обуви. Этот человек в полном смысле этого слова закопал свой талант в землю, вернее, утопил его в ледяной и грязной воде Ереванского озера. Но упрекнуть его за это вряд ли повернется язык даже у самых горячих болельщиков.

...В тот день, 16-го сентября 1976 года, в Ереване сорвался в воду троллейбус, проезжавший по дамбе. 92 пассажира оказались заживо погребенными на десятиметровой глубине. Все они были обречены на неминуемую гибель, если бы не одно обстоятельство: именно в это время вдоль озера совершал тренировочную пробежку многократный чемпион мира по подводному плаванию Шаварш Карапетян. Впоследствии эксперты признают: никто на свете просто физически не смог бы сделать того, что сделал тогда 23-летний Шаварш.

Нырнув в замутненную падением троллейбуса воду, он разбил ногами заднее стекло, и стал вытаскивать потерявших сознание пассажиров. Более двадцати минут в ледяной воде. Двадцать спасенных жизней. На самом деле он вытащил из троллейбуса больше людей, но не всех удалось спасти. Когда Шаварш очередной раз выныривал на поверхность, столпившиеся на дамбе прохожие видели, что все его тело истерзано осколками разбитого окна.

Потом, на вопрос – что же было тогда самым страшным? – Шаварш ответил: «Я точно знал, что, несмотря на всю мою подготовку, меня хватит лишь на определенное количество погружений. Там на дне видимость была нулевая, поэтому я на ощупь хватал человека в охапку и плыл с ним наверх. Один раз я вынырнул и увидал, что в руках у меня... кожаная подушка от сиденья. Я смотрел на нее и понимал, что цена моей ошибке – чья-то жизнь. Эта подушка потом не раз снилась мне по ночам».

Подвиг стоил чемпиону тяжелейшей двусторонней пневмонии, осложненной общим заражением крови (в озеро сбрасывались городские канализационные стоки). Врачи с огромным трудом спасли ему жизнь, но о возвращении в спорт не могло быть и речи: Шаварш Карапетян стал инвалидом.

Он навсегда погубил свой выдающийся талант пловца. Но дар любви к людям, столь щедро отпущенный ему Господом, он приумножил за эти страшные двадцать минут многократно.

©️ Владимир Степанцов

P.S. В 1974 году Шаварш ехал в автобусе с еще 30 пассажирами по горной местности. Когда водитель вышел чтобы проверить мотор, автобус покатился вниз со склона. Он мог упасть в ущелье, но Шаварж локтем разбил стеклянную стенку, отделявшую кабину от салона, дотянулся до руля и резко направил автобус в сторону горы. Карапетян, отвечая на вопрос, как ему это удалось, сказал: «Просто я был ближе всех».

P.S.S. 15 февраля 1985 года Карапетян стал участником спасения людей на пожаре в Спортивно-концертном комплексе в Ереване. Он оказался на месте возгорания одним из первых и принялся помогать пожарным. В ходе операции по спасению он получил травмы и ожоги.

...интересный разговор...

Возможно, это изображение (1 человек и поезд)Константин Пятаев

Гейц?

Leonid Kozarez

Константин Пятаев узнаваем, по могилкам и очкам, видимо?

Константин Пятаев

Leonid Kozarez Ну по лицу точно не опознать. Могилки, вакцинки, очёчки - а кто ещё? Может местный булгарский цивилизатор какой. И пуля в башку от анонимного пистолета не до конца понятна.

Leonid Kozarez

Константин Пятаев задумался, почему от Гейтса веет смертью. А ведь бабло за виндоус не даром получено, оно выведено из отраслей и заморожено на счетах.

Константин Пятаев

Leonid Kozarez Гейц болтает много, потому и ассоциируется, а на поверку - спойлер. Такой же selfman, как дочки пескопутина, к примеру. А насчет винды - согласен. Вся её история - суть жульничество ради монополии на рынке со всеми вытекающими. Меня до сих поражает наглая простота мошенничества, с которым выводили винду на рынок России. Когда на каждом углу можно было за копейки купить полный диск взломанных программ вместе со взломанной осью. Этакая бесплатная первая доза.  

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ XVI

МЫ ПРОСТИМСЯ НА МОСТУ…

Проснись, Гриша, проснись! — тряс Петрович бесчувственного Григория. — Да проснись же ты, ё-мое! Краля твоя в другое купе переезжает! Я же говорил, что давно надо было вам вдвоем от этого очкарика сваливать! Как сейчас к Алле в седьмое купе заедет, так хрен ты оттуда ее выковырнешь… Я к этой… к ним с уговорами не пойду, учти. Умываю руки, как Понтий, мать его, Пилат. Да просыпайся же ты, бог мой!

К Алле? — с нескрываемым страхом переспросил Григорий, сразу приходя в себя.

К ней самой! Надо было мне раньше догадаться, что она ее себе возьмет, — ныл Петрович, помогая Ямщикову застегнуть фланелевую мятую ковбойку. — Не хотел ее в вагон пускать, Аллах соврать не даст! А она мне говорит с такой усмешкой: «Ты что, хочешь, чтобы я такое пропустила, мальчик? Проход не загораживай! Вещи прими и не смей мне возражать!» Так, веришь ли, схватил ее чемоданы, сам донес, сам постельку застелил…

— А Седой-то куда смотрел? — больше у самого себя, нежели у Петровича, поинтересовался Ямщиков, застегивая брюки.

Да чо он может-то, раз теперь сама Алла за это взялась? Сидит, щурится филином в своих очках… Я тебе скажу, что никто ничего против этой Аллы не сделает. Как она скажет, так и будет. Вся железная дорога ничего с ней сделать не может, а что там может этот твой крендель в очках? Я пришел работать, старики уже об этой Алле шепотом рассказывали. Сам впервые увидал, но сразу понял: она! Алла! Она до нас, Григорий, была и после нас останется…

Пока первое купе с большими трудностями и лишениями пыталось сплотиться в единый тригон, весь состав, включая прицепной вагон, моментально, буквально за четверть часа сплотился под железной рукой дамы средних лет, представлявшейся просто Аллой.

В сущности Петрович с расстройства и сильного похмелья проговорился о давнем, тайном позоре всех российских железнодорожников… Когда Алла появилась на железных дорогах, доподлинно не знал никто. Говорят, еще в старину на пароходах, курсировавших по основным водным артериям России, являлась эта прилично одетая дама с усиками над верхней губой и пронзительным взглядом красивых зеленых глаз. И будто бы ее тоже звали мадам Алла Поршутинская. Анатолий Торсуков, втянувший Петровича в торговлю всякой живностью, до сухогруза «Композитор Чайковский» ходил по Волге до Астрахани. Однажды, будучи, правда, не совсем трезвым, он рассказал Петровичу тамошние легенды, будто бы Алла предпочитала раньше комфортабельные каюты первого класса дорогих пароходов, шлюзовавшихся в Тихвинском, Августовском и Березинском каналах.

Читать главы романа в "Литературном обозрении"

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ XII

ПОЕЗДА — ХОРОШО!

Больше всего она теперь боялась ночи. Она ощущала себя слабым звеном в их цепочке, знала, что именно ее попытаются выкинуть первой. Почему-то она думала, что ее непременно должны выкинуть из этого поезда. С дрожью она заранее чувствовала, как с хрустом разрываются шейные позвонки, как лопаются сухожилия и трещат суставы. А она все катится, катится под откос. Интересно, если она погибнет так, ее тело сразу исчезнет или так и будет лежать до весны? Непонятно почему, но ей хотелось бы долго-долго лежать на каменистом, запорошенном снегом откосе. Весной над нею пролетели бы журавлиные клинья… Ей казалось, что там, где она будет лежать, недалеко непременно будет вода, куда должны, просто обязаны по весне прилететь журавли. Как же давно она не видела ни одного журавля. Когда они жили в прошлый раз, повернуться было некуда, чтобы не увидеть этих журавлей. Смешно, но тогда это даже раздражало…

Днем она уже не так боялась тех двух странных командированных, ехавших в пятом купе. Она знала, что за нею они придут ночью. В эту ночь дежурил Ямщиков. Но какая разница? Впрочем, как это он ей ответил еще днем? «Какая разница? Одна дает, другая дразнится! Жри ветчину, Флик! Помнишь, как мы по бабам ходили?» Ничего такого Марина не помнила. Она растерянно посмотрела на Ямщикова, а тот заржал, пихая ее под столиком ногой.

Совсем она тогда смешалась. Вроде бы поняла, что Грег имел в виду что-то другое, когда ее пинал, совсем не то, что сказал вслух. Седой ведь запретил им вспоминать. Он сказал, что это мешает накапливать им силы. Но, качаясь на нижней полке в такт вихляниям последнего прицепного вагона, хотелось бы зацепиться мыслью хотя бы за что-то в собственном прошлом. Нынешнего прошлого не было вовсе. Странно, паспорт был, и судя по нему были двадцать восемь лет жизни. Правда, вместо родителей был, конечно, прочерк. Прописка еще была интернатовская, а потом общежития швейной фабрики города Великие Луки. Интересно, а где эти самые Луки?

Читать главы романа в "Литературном обозрении"

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ VII

ОГОНЬ, ВОДА И МЕДНЫЕ ТРУБЫ

Стоя в тамбуре вместе с явно недовольным ее присутствием Петровичем, Марина с жадным любопытством смотрела на заснеженные придорожные ветлы, с грустью понимая, что ландшафт поменяется, а увидеть эти деревья вновь ей, скорее всего, уже не доведется.

Седой не препятствовал ее пребыванию в ближнем тамбуре, понимая, что сейчас ей необходимо побыть одной. Но в дальний тамбур уходить запретил. Проверять ее постоянно выходил Ямщиков. Он молча курил рядом. И, как ни странно, это сочувственное молчание помогало ей привыкать к поселившейся внутри плаксивой тоске, глазам на мокром месте, странным взглядам проходивших мимо мужчин… Нет, привыкнуть к такому невозможно! Ямщиков со вздохом кидал сигарету, хлопал ее по плечу и, понурившись, с видимой неохотой уходил к Седому, непрерывно ворчавшему, что надо даже в пути все время работать. Хотя бы головой.

У каждого полустанка, на платформах электричек Марина жадно разглядывала ежившихся на пронизывающем ветру женщин с котомками, пытаясь угадать, что могло заставить каждую из них пренебречь домашним теплом и двинуться в дорогу. И на каждой платформе ей казалось, что среди незнакомых женских лиц на нее глядит лицо той, которая снилась всю ночь с еще неоконченной парой чулок на спицах. Мама… Мамочка…

Состав медленно подходил к перрону вокзала небольшого, уютного городка. Однако прицепной вагон, как и предполагала Марина, остановился далеко от здания вокзала, напротив грязных складских клетушек, за которыми начиналось депо. Проводник мрачно пробурчал себе под нос:«Вроде к скорому цепляют… «Жигули» номер десять… Хоть бы до Рузаевки дотянули, жлобы… Покатимся сейчас через срань Господню… Запищиково, Мокша, Пишля… По названию видно, какие там уроды подсесть могут… Ненавижу! Причем, всех!» После этого спросить, что это за станция у кипевшего ненавистью Петровича она так и не решилась.

Со стороны вокзала к вагону спешила молодая женщина с сумками. Кинув взгляд на проводника, намеренно не спускавшегося из вагона, Марина поняла, что сейчас он сорвет на незнакомой пассажирке свое раздражение против всех. Он так и не поднял тяжелую металлическую крышку над ступеньками вагона, поигрывая свернутым желтеньким флажком. Вдобавок, якобы невзначай, он выставил на крышку левую ногу, обутую в огромный, давно нечищеный ботинок. Ногу Петрович выставил вроде бы без всякого умысла, но это мешало пассажирке забросить тяжелую сумку и освободить хотя бы одну руку. С отчаянием она смотрела, как проводники состава один за другим выбрасывают желтые флажки…

По… по! По-по! — умоляюще лепетала женщина снизу. Марина видела, что Петрович едва сдерживается, чтобы не заржать над тем, как потешно эта растрепанная бабенка пытается сказать «Помогите, пожалуйста!».

Читать главы романа в "Литературном обозрении"

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ V

автор: Ирина Дедюхова


ПОСАДКА

С шумом втянув ноздрями колючий морозный воздух, Ямщиков почувствовал, как к нему возвращается уверенность. Они стояли в сгущавшихся сумерках у запертого прицепного вагона. Нахохлившаяся Марина молча качалась рядом, зябко кутаясь в дубленку. Но обнять ее, защитив от пронизывавшего ветра, Ямщиков до прихода Седого больше не решался.

Два раза подходил бригадир состава, стучал в двери вагона и матерился. Возле них так же мерзли на противном влажном ветру с мелким снегом еще человек семь. Потом подошли еще двое каких-то странных командировочных. Они ни на кого не смотрели, они глядели друг на друга, ссутулившись на ветру до такой степени, что, казалось, будто под темными длинными пальто у них скрыты уродливые горбы.

Запыхавшийся проводник подбежал за пять минут до отправления. На шее у него висела какая-то шина, обмотанная несколькими шарфами и полотенцами. Шина, как живая, вертелась на шее, норовя спуститься на талию, но поправить ее он не мог, руки у него были заняты двумя большими корзинами, обвязанными марлей. Он с трудом отпер дверь и, не проверяя билеты, загнал пассажиров в нетопленый, стылый вагон. Ямщиков и Марина все осматривались на платформе, ожидая Седого. Он появился неожиданно, будто вырос сзади них из-под земли.

Первое купе, — сказал он тихо. И Марина вздрогнула, услышав знакомый голос.

Читать главы романа в "Литературном обозрении"

АРМАГЕДДОН N 3. ЧАСТЬ I


Автор: Ирина Дедюхова

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

ВЫПИСКА
из П Р И К А З А N 0039 от 29/V-43 года.

1. С целью освоения месторождения полиметаллических руд обязать начлага Циферблатова в недельный срок наметить конкретный пункт создания ОЛП N 45 для строительства железнодорожной ветки к Подтелкинскому месторождению.

2. Обеспечить в кратчайший срок жилстроительство и прочие хозяйственные мероприятия, связанные с устройством ОЛП N45, как то: постройка хлебопекарнь, бараков, бань, вошебоек и прачешных.
3. Обязать к 5 июня закончить вывозку со строительства вторых путей Забайкальской железной дороги 247 человек; со строительства Горно-Шорской железной дороги 251 человек; со строительства Чуйского и Усинского трактов 61 человек заключенных, намеченных к пересылке. Со строительства железной дороги Волочаевка-Комсомольск, добычи угля на рудниках «Артем» и «Райчиха» вторым этапом расселить в намеченной точке всехзаключенных, намеченных к пересылке, согласно списков лагерных комендатур.

4. Силами местного населения обеспечить выпечку хлеба для полного снабжения продпайком заключенных ОЛП N45 вплоть до строительства лагерной пекарни, организовать выпечку хлеба в с. Подтелкино.
5. Начлагу т. Циферблатову в недельный срок дать Сиблагу срочную заявку о немедленной отгрузке до станции Подтелкино потребного количества стройинструментов, материалов и кухонного инвентаря.
6. Начлагу т. Циферблатову в десятидневный срок сформировать комендатуру Отдельного лагерного пункта N 45 (ОЛП N) из штрафников ВОХРа и принять самые решительные мерык установлению строжайшей дисциплины среди военизированной охраны, пресекая грубое обращение и нанесение побоев со стороны охраны заключенным. Одновременно с этим провести работу с руководящим составом о недопустимости панибратских взаимоотношений охраны с заключенными.

Читать главы романа в "Литературном обозрении"

Павел Петрович Мельников

Портрет министра путей сообщения Павла Петровича Мельникова. Худ. Сергей Константинович Зарянко. 1869. Рязанский государственный областной художественный музей имени И. П. Пожалостина

Павел Петрович Мельников (1804—1880) — инженер и учёный в области транспорта во время правления императора Николая I, а затем Александра II, почётный член Петербургской АН (1858), министр путей сообщения. С 1833 профессор по курсу прикладной механики. совместно с Н. О. Крафтом разработал проект железной дороги Петербург ‒ Москва и с 1842 возглавлял Северную дирекцию по её строительству. С 1862 главноуправляющий, а в 1866‒69 министр путей сообщения, в 1870‒75 член Комитета железных дорог. В середине 30-х гг. 19 в. впервые в России ввёл в курс прикладной механики раздел о железных дорогах, в 1835 издал первый теоретический труд на эту тему ‒ «О железных дорогах». Эта и др. книги долгие годы служили основными пособиями для подготовки специалистов в области ж.-д. транспорта. Участвовал в разработке теоретических основ проектирования и строительства железных дорог, в составлении предварительного проекта железных дорог Юга России. Выступал за развитие железных дорог и др. видов транспорта по заранее разработанному плану. Воспитал большое число высококвалифицированных инженеров. На свои средства построил у станции Любань школу и интернат для детей низкооплачиваемых железнодорожников и дом для престарелых женщин; все личные сбережения завещал на содержание этих учреждений.

В 1825 г. окончил курс института корпуса инженеров путей сообщения поручиком и оставлен при институте репетитором. В 1826 г. ему поручено было составление проекта улучшения Волховских порогов, расчистка которых им произведена в том же году, с устройством на реке Волхов водостеснительных плотин. В 1830 г. он заведовал работами по улучшению судоходства в Кокенгузенских порогах реки Западной Двины и, сверх того, производил изыскания по соединению Западной Двины с Ловатью. В 1833 г. Мельников был назначен профессором прикладной механики в институте и в артиллерийском училище. Главнейшая заслуга Мельников в области строительного дела в России относится к участию его в сооружении СПб.-Московской, ныне Николаевской железной дороги. По окончании постройки дороги на Мельникова возложены были изыскания железной дороги от Москвы до Черного моря.

Читать статью на сайте Государственное управление в России в портретах с IX по XXI век