Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Настоящий Человек...

Пловец

Сорок пять лет назад, один советский спортсмен навсегда оставил занятия спортом. Казалось бы, ничем не примечательная история, таких в спортивном мире – тысячи. Но это лишь на первый взгляд. Потому что речь идет (приготовьтесь считать!) об 11-кратном рекордсмене мира, 17-кратном чемпионе мира, 13-кратном чемпионе Европы, 7-кратном чемпионе СССР. Спортсменов с таким «послужным списком» во всей истории спортивных состязаний можно перечесть по пальцам.

И вот на пике своей формы, в зените славы и карьеры он вдруг уходит из большого спорта, чтобы через несколько лет открыть в Москве маленькую мастерскую по пошиву обуви. Этот человек в полном смысле этого слова закопал свой талант в землю, вернее, утопил его в ледяной и грязной воде Ереванского озера. Но упрекнуть его за это вряд ли повернется язык даже у самых горячих болельщиков.

...В тот день, 16-го сентября 1976 года, в Ереване сорвался в воду троллейбус, проезжавший по дамбе. 92 пассажира оказались заживо погребенными на десятиметровой глубине. Все они были обречены на неминуемую гибель, если бы не одно обстоятельство: именно в это время вдоль озера совершал тренировочную пробежку многократный чемпион мира по подводному плаванию Шаварш Карапетян. Впоследствии эксперты признают: никто на свете просто физически не смог бы сделать того, что сделал тогда 23-летний Шаварш.

Нырнув в замутненную падением троллейбуса воду, он разбил ногами заднее стекло, и стал вытаскивать потерявших сознание пассажиров. Более двадцати минут в ледяной воде. Двадцать спасенных жизней. На самом деле он вытащил из троллейбуса больше людей, но не всех удалось спасти. Когда Шаварш очередной раз выныривал на поверхность, столпившиеся на дамбе прохожие видели, что все его тело истерзано осколками разбитого окна.

Потом, на вопрос – что же было тогда самым страшным? – Шаварш ответил: «Я точно знал, что, несмотря на всю мою подготовку, меня хватит лишь на определенное количество погружений. Там на дне видимость была нулевая, поэтому я на ощупь хватал человека в охапку и плыл с ним наверх. Один раз я вынырнул и увидал, что в руках у меня... кожаная подушка от сиденья. Я смотрел на нее и понимал, что цена моей ошибке – чья-то жизнь. Эта подушка потом не раз снилась мне по ночам».

Подвиг стоил чемпиону тяжелейшей двусторонней пневмонии, осложненной общим заражением крови (в озеро сбрасывались городские канализационные стоки). Врачи с огромным трудом спасли ему жизнь, но о возвращении в спорт не могло быть и речи: Шаварш Карапетян стал инвалидом.

Он навсегда погубил свой выдающийся талант пловца. Но дар любви к людям, столь щедро отпущенный ему Господом, он приумножил за эти страшные двадцать минут многократно.

©️ Владимир Степанцов

P.S. В 1974 году Шаварш ехал в автобусе с еще 30 пассажирами по горной местности. Когда водитель вышел чтобы проверить мотор, автобус покатился вниз со склона. Он мог упасть в ущелье, но Шаварж локтем разбил стеклянную стенку, отделявшую кабину от салона, дотянулся до руля и резко направил автобус в сторону горы. Карапетян, отвечая на вопрос, как ему это удалось, сказал: «Просто я был ближе всех».

P.S.S. 15 февраля 1985 года Карапетян стал участником спасения людей на пожаре в Спортивно-концертном комплексе в Ереване. Он оказался на месте возгорания одним из первых и принялся помогать пожарным. В ходе операции по спасению он получил травмы и ожоги.

...ответ «провокаторам от истории»...

«Кормите их пирожными!» Как ученые сидели в лагерях при Сталине.

Эпоха Сталина - удивительная эпоха. С одной стороны, это эпоха великих побед и достижений, с другой стороны - эпоха страданий, гнета, тирании... Странное сочетание, не находите? Но именно так нам рассказывают различные «эксперты» по ТВ.

Недавно беседовал с парнем двадцати с лишним лет. Он антисоветчик, считает Сталина тираном. Вот что он поведал мне об академике Королеве: «Уважаю Королева! В тюрьме над ним издевались, зубы выбивали, голодом морили! Ужасно было, условий никаких, а он все равно сконструировал первую ракету на стене барака. А потом собрал её буквально из г*вна и палок!»

Тогда я спросил у собеседника: «Сегодня ученых не бросают в лагеря, им не выбивают зубы и не морят голодом. Почему же нет никаких прорывов в науке, почему же нет никаких достижений? Как объяснить то, что величайшие достижения страны приходится на время правления тирана, который всем мешал работать?»

Мой собеседник не смог ответить на этот вопрос. Отвечу я за него: именно потому ученые и блистали при Сталине, что им были созданы отличные условия для работы. Даже там, в «страшных сталинских лагерях».

Читаем Феликса Чуева. В своей книге «Солдаты империи. Беседы. Воспоминания. Документы» он приводит рассказы конструкторов, ни один год проведших в заключении.

Итак, вот что мы узнаем:

«Все основные вопросы решались у Берии, - вспоминает Константин Адамович Рудский [кандидат технических наук]. - Мы имели по работе все, что хотели. Нас не били, не истязали. Мы были нужны как специалисты, и к нам сравнительно неплохо относились. Кормили хорошо. И у нас было всё в смысле технического снабжения, что было очень важно, ведь мы под руководством В. П. Глушко впервые начали строить жидкостные реактивные двигатели.

Берия частенько вызывал Стечкина [конструктора двигателей] для консультаций по научным и техническим делам. Перед каждой такой поездкой товарищи просили добиться каких-нибудь поблажек или устранить что-то, мешающее жизни и работе, и прежде чем начать деловой разговор, Стечкин всегда выкладывал претензии товарищей. Берия удивлялся: не может быть, он впервые об этом слышит! Но каждый раз всё исполнял. Так Стечкин добился прогулок для значительной части заключенных, лишенных этой привилегии.

Одна из просьб для внешнего мира могла показаться несерьезной. В жаркий летний день тушинские общежитейцы сняли рубашки, майки и стали загорать на солнышке. А по тюремным правилам этого делать не полагается. Да и нежелательно, чтоб кое у кого были видны следы побоев, нанесенных во время следствия. Прибежал начальник, разорался. Об этом и рассказал Стечкин на очередном приеме у Берии.

Что за дурак такой! – возмутился Лаврентий Павлович. Начальник тюрьмы был немедленно снят.

Как живешь? – обычно спрашивал Берия в начале разговора, как бы желая подчеркнуть свои заботливость и внимание. Борис Сергеевич вспоминал: – Скажешь "хорошо" – плохо, скажешь "плохо" – тоже плохо.

Однажды Стечкин поставил вопрос о питании.

Что, вас плохо кормят? – изумился Берия.

Может, и не плохо, – ответил Стечкин, – но очень уж однообразно: котлеты и пюре, пюре и котлеты. У нас даже волейбольная команда называется "Пюре".

Тут же было отдано распоряжение возить еду из ресторана "Советский". Два дня возили, потом прекратили. Но голодать – никто не голодал. Даже в войну, хоть не изысканно и, может, не очень вкусно кормили, но по 800 граммов хлеба в сутки давали, а также масло, сахар, – жить можно. Те, кто работал на заводе, скажем в группе Королева, получали еще дополнительный паек, которым делились с товарищами. Но о еде думалось мало. С точки зрения быта и питания они были, конечно, в привилегированном положении.

В Тушино и спортом занимались. Создали три волейбольные команды: "Скоросшиватель" (в честь игрока, который быстро и много ел), известную нам "Пюре" и еще одну - с малоприличным названием... Обитатели коттеджа сами устроили в своем дворике спортивную площадку, играли в волейбол, соревновались в беге, причем особый интерес вызывали состязания между высоченным бородачом профессором-металлургом Иваном Ивановичем Сидориным и маленьким, юрким Иваном Сергеевичем Зарудным. Пат и Патошонок! Зрители умирали со смеху, когда главный судья соревнований Борис Сергеевич Стечкин вручал обоим грамоты. Одну из таких самодельных, любовно нарисованных на ватмане спортивных наград я видел у А. Д. Чаромского [конструктор двигателей, профессор]: "ДИПЛОМ выдан товарищу Алексею Дмитриевичу Чаромскому – победителю в соревнованиях по дек-теннису. Главный судья Б. Стечкин. Секретарь Владимиров. 18 июня 1939 года".

Смысл игры в дек-теннис, или палубный теннис, заключался в том, что на небольшой, разделенной пополам площадке один игрок руками перебрасывал на другую половину резиновое кольцо, стараясь, чтоб оно упало на землю – очко!

Летом один товарищ уснул во дворе завода, и о нем забыли. А вечером, когда тюрьму закрыли, он проснулся и стал стучать в ворота, чтобы его впустили. Был переполох, но приняли назад, в тюрьму…

Стечкин был не только главным судьей соревнований – его товарищи и поныне помнят, как он в Тушине на турнике "солнышко" крутил. Все это было отдушиной, чтобы не поддаться моральному гнету. Хоть и говорят, что нельзя со всеми быть хорошим, почему- то, может, за редким исключением, Стечкина любили все.

...Кто-то вспомнил, что он был заядлым бильярдистом. Но где достать бильярд? На тушинском заводе был хороший директор - Сергей Николаевич Жилин. Пошли к нему, уговорили. И он привез бильярд, да настоящий! Стечкин, вспомнив молодость, играл с большим увлечением, радовался победам, кричал проигравшему: "Лезь! Лезь!" Играли на "подстол", и Борис Сергеевич не раз заставлял пролезать на четвереньках то Королева, то Чаромского, но порой и ему приходилось совершать эту процедуру.

...Когда из лагерей стало собираться все больше специалистов, разрешили чтение лекций. В Казани их было человек шестьдесят, многие работали вместе в Тушино, да и раньше знали друг друга. Жили дружно. В одном доме работали, ели и отдыхали.

Кровати Стечкина, Королева и Глушко стояли рядом, а всего в комнате было человек двадцать. Нужна была какая-то разрядка, и друзья начинали бороться меж собой. Больше всех доставалось Королеву. Крепкий, коренастый, он начинал бороться сразу с двумя, и худющие Стечкин и Глушко обязательно заталкивали его под кровать…

Сами создали у себя ресторан под названием "Лиссабон". Там устраивали чае- и кофепитие - единственное удовольствие, которое позволялось... Каждый вечер приходили человек десять-двенадцать завсегдатаев - Королев, Глушко, Чаромский, Севрук… Стечкин был одним из наиболее аккуратных посетителей "Лиссабона". Приходили не только те, кто работал в этом же здании этажном выше, в КБ, но и с завода – отдохнуть, поговорить. Борис Сергеевич, как самый бывалый, рассказывал много интересного, шутил, и все, разумеется, это настроение поддерживали. Вспоминали эпизоды прошлой жизни, может, и не очень веселые с точки зрения сегодняшнего дня, но рассказывали со смехом...»

Я специально привел все эти, казалось бы, второстепенные подробности их быта, чтобы вы почувствовали контраст с тем, что нам рассказывают проплаченные псевдоэксперты.

Заключенные ученые, при всей незавидности своего положения, находились в привилегированных условиях. Питались хорошо; в свободное время играли в волейбол, бильярд, теннис; боролись, соревновались в беге, занимались на турнике. Они даже могли обращаться с мелкими жалобами и просьбами лично к Берии, и Берия их удовлетворял.

А теперь на счет работы. Конечно, всё основное время в заключении занимала именно работа, а не развлечения. В книге написано на этот счет много, я приведу лишь часть:

«По проекту Стечкина с участием профессора Жирицкого, инженеров Концевича, Назарова и других были спроектированы и построены турбокомпрессор и приводной центробежный нагнетатель с закрытым рабочим колесом для авиационного дизеля М-20. КПД этих агрегатов для того времени было наивысшим.

Вместе со срочными, плановыми работами Стечкин продолжает заниматься реактивным движением. В Казани [в лагере] он рассмотрел одну чисто практическую сторону этого дела: использование выхлопа поршневых двигателей для создания некоторой дополнительной тяги... Стечкин разработал и рассчитал расширяющиеся патрубки, которые загибались назад, создавая небольшую, но заметную дополнительную тягу. Сейчас этим никого не удивишь, а тогда было внове. Через год пришли сведения, что подобные вещи делаются в США, в национальной комиссии по аэронавтике - НАКА, которая позже превратилась в НАСА. И хотя для НАКА работало много фирм и она была более обеспеченной, чем ЦАГИ или ЦИАМ, Стечкин опередил американцев.

В Казани началась работа по созданию пульсирующего воздушно-реактивного двигателя. Борис Сергеевич решил осуществить одну из своих задумок 20-х годов. Он стал проектировать реактивный ускоритель для поршневого самолета, чтобы на несколько десятков километров увеличить скорость полета...»

Пожалуй, хватит. Думаю, очевидно, что на стене барака всего этого не рассчитаешь, и что для такой работы нужны условия. Вот что говорил на этот счет Вячеслав Молотов:

«Туполевых [имеются ввиду все сидевшие советские конструкторы] посадили за решетку, чекистам приказали: обеспечивайте их самыми лучшими условиями, кормите пирожными, всем, чем только можно, больше, чем кого бы то ни было, но не выпускайте! Пускай работают, конструируют нужные стране военные вещи. Это нужнейшие люди!»

Все логично. Товарищ Сталин создавал хорошие условия для работы конструкторов (и на воле, и даже в лагерях), и не его проблема, что после его смерти некоторые стали сочинять небылицы о г*вне с палками.

Нет, друзья, я не говорю, что в лагерях было как у бога за пазухой. Неволя есть неволя, и этим все сказано; каждый из заключенных променял бы все лагерные развлечения на то, чтобы оказаться дома. Я говорю, что все эти глупые рассказы об истерзанных ученых, рисующих проекты ракет на стенах бараков - уж совсем расчет на простачков.

_____

Источники: Чуев Ф. «Солдаты империи. Беседы. Воспоминания. Документы.»

Чуев Ф. «Сто сорок бесед с Молотовым.»

Автор: Дмитрий Голубов. https://vk.com/russkiy_analizknig

Дедюхова о предателях и не только...

Ирина Дедюхова

Все думала, для чего ж так надо было некоторым выползти на "алимпиаду", как бы "олицетворяя собой". А вот для того, чтобы обосраться там по полной программе, а после выйти во всем белом и объявить, что это не оне обосрались, а здесь сверхдержава типа закончилась. Типа форсмажор такой получился, оне не виноваты. Ихнего величия не хватило прикрыть отсутствия "сверхдержавы". Так она и закончилась для косых и малохольных, кто привык думать одной извилиной, сохраняющей рот и жэ, прямо на них и завершила свое бытие. А все потому, что никакой "сверхдержавы" у предателей Родины и подонков не выстраивается.

Станислав Шмелев Вчера в 12:57 Записки обывателя без претензий. Нынешняя олимпиада показала мне несколько вещей:
1. Ну мы больше не сверхдержава (иллюзий и раньше не питал). Сверхдержавы дв... Ещё

...разговор с провокатором (типа фанат) от спецухи...

Возможно, это изображение (1 человек и текст «алексей осин 12 июля, 09:50 единственное, для чего сборной россии стоило попасть в этот финал, для того, чтобы приехали наши фанаты и вломили бы этим местным дебилам, как они сделали это в марселе B 2016- OM и обязательно сделали бы и пять лет спустя. правда тогда бы британские газеты как обычно воняли на весь мир об агрессивных русских петрове и боширове. пусть теперь пишут o своих......»)

Ирина Дедюхова

Алексей, а что это за тон за общий счёт? Вы себя кем вообразили? Лавровым или Патрушевым? И не мечтаете больше о подобных безобразиях. Никто на такое больше не выдаст ни денег, ни наркотиков.

Алексей Осин

Я? Ни разу. Это историческое обобщение. Англичане столько раз огребали от наших фанатов, что имею полное право на такие предположения. А причем тут Патрушев? Едут крепкие ребята и валят эти хари....которые потом начинают ныть и жаловаться, что их обидели)))

Ирина Дедюхова

Алексей Осин да ни на что вы не имеете никакого права! Срать я хотела на все это ваше "фанатство", которое является предлогом для общественных дебошей. Но вы, суки, должны ответить всем, что вам досталось бесплатно, заканчивая поганым отродьем до седьмого колена, начиная со шлюх, за то, как накануне Манежки, чтоб вам всем жопу прикрыть, а главное, вашим кураторам от спецухи, - у меня без судебного постановления изьяли 4 компьютера, уничтожив 11 лет работы.

И всерьез ведь пытались подготовленный спецухой "фанатский" кипеж мне приписать. Но это лишь означает, что вы все - поганые криминальные шестерки. И у вас при этом ни ума, ни совести, полное разложение.

Вы не совсем поняли, что с вашим мурашкой-мурко произошло, что потом шарахнуло по патрушеву, начиная как раз с поганого отродья. Да и все уличные разметки в Марселе в 2016-м ведь не для вас фиксировались.

Мельдоний - семечки! Давайте, витамины группы "В" производства РФ признаем допингом. А чо? Зачем таким засранцам "витамины движения"?

Но давайте поступим с вами намного лучше и интереснее. Заставлю-ка я ваших кураторов кинуть вас всех на пропаганду гомосятины и педофилии. Во-первых, это актуально, во-вторых, намного более органично объясняет вашу убежденность, будто вы вполне "имеете право" на подобные антиобщественные деяния. В любом случае, вам ведь "соскочить" не дадут ваши кураторы-жопотрахи.

Алексей Осин

Ирина Дедюхова Дама, вам надо нервы успокоить. Контрастный душик, чаек витаминный, здоровый сон.... Какие мы, какие кураторы, какая гомосятина? )))

Morozov Alexsandr

Алексей Осин все узнаешь, не волнуйся....?

Олег Сидоров

вот это зачётный поток сознания. ?

Ирина Дедюхова

Олег Сидоров ошибаетесь! Это установление нравственных императивов, незыблемых "правил игры". И куда бы жопкой не дернул, будешь отсасывать именно по этой "желтой карточке".

Ирина Дедюхова

Алексей Осин вам давалось достаточно времени! А теперь все! Дополнительного времени больше не будет. Потому сиди и ожидай своей очереди. Вначале кураторы, потом шестерки.

Музыкальная пятница!!! Да еще какая!!! Приглашаются все!!!

Балет Дмитрия Шостаковича «Золотой век»

«Золотой век» — первый балет Дмитрия Шостаковича в трёх действиях, шести картинах. Либретто Александра Ивановского (оригинальное название либретто — «Динамиада» — от названия команды «Динамо»).

В оригинальном либретто действие разворачивается на Западе в некой капиталистической стране во время промышленной выставки «Золотой век», куда прибывает советская футбольная команда. В одного из футболистов влюбляется танцовщица — Дива. Советские футболисты выигрывают матч у команды «фашистов», их арестовывает враждебная полиция, но затем триумфально освобождает пролетариат.

В 1982 году Исаак Гликман и Юрий Григорович написали новое либретто: действие было перенесено в Советский союз времён НЭПа, местом действия стал ресторан «Золотой век». Положительный герой Борис и отрицательный нэпман месье Жак (Яшка) борются за любовь беспартийной Риты.

В конце 1920-х годов Управлением государственных театров был объявлен конкурс на сценарий современного балета. Лучшим было признано либретто кинорежиссера Александра Ивановского «Динамиада» с сюжетом из жизни советской футбольной команды, сталкивающейся с «развращённой» молодёжью буржуазного Запада. Музыку заказали Дмитрию Шостаковичу, который, несмотря на молодость, был уже известным композитором. К тому же он был страстным любителем футбола, а потому к работе приступил с особым энтузиазмом.

«Золотой век» был закончен в октябре 1929 года и впервые поставлен в Ленинградском государственном театре оперы и балета в 1930 году. Балет включал ряд западных «буржуазных» танцев (канкан, фокстрот, танго, чечётка), а также сцены бокса, игры в карты и футбольного матча. Уже через год спектакль был снят с репертуара из-за многочисленных негативных отзывов прессы. Позднее на «Золотой век» в числе других произведений Шостаковича пресса навесила ярлык «формализма».

В 1982 году балет обрёл новую жизнь и новое либретто в постановке Юрия Григоровича в Большом театре.

Большой театр 1983 год



Вебинар проводит 30 апреля 2021 г. в 20:00 (время московское) Ирина Дедюхова.

Принять участие в вебинаре

Программа вебинаров апреля

5d74b0c14d0bb4d879755a41d6c52067