Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

ПОЗОВИ МЕНЯ ТРИЖДЫ. ЧАСТЬ XXVII

Позови меня трижды…

ЧАСТЬ 3. ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ

Как прост и непонятен разговор.
Полунамеки, шепот полутайный
Двух голосов, сплетенных жизнью в хор,
Безудержный, беспечный и печальный.
Как прост и непонятен разговор.
Им дела нет до нашей суеты,
До наших взглядов и до осужденья.
Нет слов древнее: «Только я и ты»,
Все звуки исчезают на мгновенье,
И разум слепнет, и слова пусты
Пред этой безыскусной простотою.
Им дела нет до нашей суеты.
Нет слов древнее: «Я живу тобою…»

1. ПЕЧАЛЬ И РАДОСТЬ

Тоже старый пасьянс… Но, пожалуй, единственный, из салонных пасьянсов, очень похожий на цыганское гадание. Также две полные колоды берут, выкладывают на стол ряд из десяти карт. Ну, так считают, что полный ряд до десяти — это все возможные расклады и повороты самой судьбы. И тузы, конечно, образуют базовый ряд. На них, в восходящем порядке, собирают все остальные карты. У них, у цыган, вообще очень важна стоимость карты. Вот и туз — это высшая степень счастья или несчастья, радости, горя, неожиданности… Гипертрофированный народ. Чего? Ну, к фатальности склонный. Да не ругаюсь я! Конечно, таких слов от Терехов ты не узнаешь… Он тебе бы проще сказал, что они — сдвинутые по фазе придурки. Хотя во всем ведь есть какая-то доля… Ага. И окончательное значение по цвету определяли. Это и самой догадаться не сложно. Народ они удивительно простой, а простой народ все, знаешь ли, к красненькому склоняется. Вот и цыгане считали, что черное — это печаль, а красное — так это непременно радость. Откуда я про них знаю? А чо мне цыган-то не знать? Тут их столько было всяких… Ага. Вот красненькие пошли, видишь? И если примитивно, по-цыгански рассуждать, так это, девка, тебе счастье само привалило. Но жизнь, она не цыганский расклад, тут обязательно сопоставление должно быть с предыдущими картами.

Читать главы в "Литературном обозрении"

ПОЗОВИ МЕНЯ ТРИЖДЫ. ЧАСТЬ VIII

11. Пиковая дама

Вот и появилась королева пасьянса, вот сейчас она все нам расскажет… Знаешь, мы одно время с Настей спичками торговали на рынке, ты на рынке была? Там, где теперь овощной ряд стоит, две лавки купца Забродина были. Вот мы там с Настей и стояли, в затишке от ветра. А рядом с нами цыганка стояла, гадала за кусок хлеба. Она считала, что дама пик с другими пиками — просто добрая старушка. Ложь во спасение. Столько горя у народа было, столько горя, и редкий пасьянс обходился без такой доброй старушки. Да только чо я-то тебе врать буду? Ну, не молодая она, вернее, может по годам-то и молодой оказаться, но душа у нее старая. С трефами — злодейка, это точно. И вообще несет она в себе размолвку, скуку смертную. Скука — смертный грех, слыхала? И волю дамы пик всегда многократно усиливает вот эта пиковая девятка. Только что скажу тебе, пики — это только пики. Иногда пиками нас сама судьба ведь подталкивает к чему-то. К тому, к чему никакими пряничками бубновыми не заманишь.

Да-а… Все ложь вокруг тебя, все обман, да разве ты поверишь? Не верь, милая, не верь! Крылья есть — лети! А вдруг получится?

* * *

Обещали по радио пятидневку, обещали, да обманули, как всегда. В конце квартала папа с мамой иногда работали и по воскресеньям. И как-то в такое рабочее воскресенье хлеба в доме к вечеру не оказалось, потому что после кино к ним в гости зашел Терех, воспользовавшись Катькиной неприкаянностью, и сожрал весь хлеб с вареньем. Поэтому вечером мама послала Катьку в магазин, пока его не закрыли.

Читать главы в "Литературном обозрении"