January 17th, 2021

Мои твиты

Григорий Николаевич Теплов

Теплов Г. Н. Неизвестный художник. ХVІІІ в.

Григорий Николаевич Теплов (20 ноября 1717 — 30 марта 1779) — ceнатор, статс-секретарь, тайный советник (1767), ceнатор (1775), граф (1776 ), наставник графа Кирилла Разумовского, глава гетманской канцелярии в Малороссии с 1741 года, действительный член Академии наук и художеств, адъюнкт по ботанике (с 1742 года), почётный член Императорской Академии наук и художеств (с 1747), фактический руководитель Академии с 1746 по 1762 год, философ, литератор.

Сын истопника. Детские годы Теплова прошли под покровительством Феофана Прокоповича, что некоторые современники объясняли родственными отношениями между ними. Начальное образование Теплов получил в домашней школе Феофана Прокоповича в Санкт-Петербурге, и затем последним был послан доучиваться за границу, именно в Германию. По возвращении оттуда в 1736 г. он поступил в студенты при академии наук, а год спустя был назначен переводчиком в ней. В 1740 г едва не пострадал по делу Волынского. Он был арестован по делу А.П. Волынского как участник составления родословной кабинет-министра, но вскоре освобожден. С 1741 — адъюнкт Академии. После вступления на престол Елизаветы Петровны обратил на себя внимание А. Г. Разумовского, вместе с которым в 1743 совершил поездку за границу. Изучал устройство западных университетов, других учебных заведений. По возвращении в Россию в 1746 стал асессором Академии наук, членом Академического собрания. Пользовался покровительством Разумовского и И.Д. Шумахера. Участвовал в составлении регламента Академии 1747.

Читать статью на сайте Государственное управление в России в портретах с IX по XXI век

...о т.н. творческой интеллигенции... (1)

Evgeny Guslyarov

Из дневника читателя
СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ В ЭВАКУАЦИИ. РАНЕВСКАЯ В ПЬЯНОМ ВИДЕ КРИЧАЛА...
Почему имя Анны Ахматовой появилось в Постановлении «О журналах "Звезда" и "Ленинград"»14 августа 1946 г

...Сталина и Жданова, конечно же, информировали и об условиях жизни Ахматовой в Ташкенте, когда Ленинград умирал от голода. С вином, жареными курочками, писательскими интригами и восхитительным бездельем.
Всё это достаточно подробно описано в книге Лидии Чуковской, дочери Корнея Ивановича (Записки об Анне Ахматовой: В 3 т. Т. 3. 1963-1966), которая долгое время исполняла роль «келейницы» при «монахине-блуднице» Ахматовой.
«NN горько жаловалась, что ёе заставляют выступать два дня подряд, а у нее нет сил; что она имеет право не работать совсем на основании своей инвалидной карточки («Неужели вы этого не знали?»). На мое предложение показать эту карточку в Союзе: «Тогда меня вышлют в Бухару как неработающую»…
«Сегодня я зашла днем, принесла творог и яйца, долго ждала ее у Штоков, где мы, ни с того, ни с сего дули перцовку.
NN почему-то была веселая, возбужденная, шутила. Смеялась, упрашивала меня идти вместе с ними всеми на Тамару Ханум. Но я помчалась в детдом…»
«Затем явились Беньяш, Слепян, Раневская. Сидели мы как-то скучно, по-обывательски. Раневская рассказывала поха-ха-хабные анекдоты. При всем блеске ее таланта это невыносимо. NN несколько раз звонила к Толстым, которые страшно огорчены и не скрывают — так как премия не ему. NN решила сделать визит сочувствия. «Это правильно», — сказала Беньяш. «Я всегда знаю, что следует делать», — сказала NN, а я вновь огорчилась».
«Вечером. Поздно, зашла к NN. У нее застала Раневскую, которая лежала на постели NN после большого пьянства. NN, по-видимому, тоже выпила много. Она казалась очень красивой, возбужденной и не понравилась мне. Она говорила не умолкая и как-то не скромно: в похвалу себе…»
«Сегодня, в Союзе, Радзинский рассказал мне, что вчера вечером за NN присылали машину из ЦК, и там спрашивали о ее здоровье, книге, пайке и пр. <...>. После того как NN была приглашена в ЦК, Радзинский с легкостью выхлопотал для нее в издательстве 1000 р.»[3]

Жили хорошо. В комнаты заходила педикюрша, Радзинская жарила утку, Раневская приносила вино, и дамы частенько злоупотребляли им, после чего "Раневская в пьяном виде кричала во дворе писательским стервам: Вы гордиться должны, что живете в доме, на котором будет набита памятная доска"».
В книге Чуковской можно найти много подобных сцен.
В общем, кто-то лил кровь на фронте, кто-то погибал от холода, непосильной работы и голода в оккупации, кто-то вершил трудовой подвиг в тылу. Кто-то в это время лопал усиленный паёк в Ташкенте. А кто-то, как Радзинский старший, отец известного телефальсификатора нашей истории, не только лопал, но и заведовал распределением этих усиленных пайков со всеми вытекающими последствиями.

Был, оказывается, у Ахматовой и ещё один грешок — несколько встреч с Исайей Берлином, вторым секретарём Британского посольства в СССР.
Либеральными литературоведами эти встречи преподносятся, как обычные скромные беседы о литературе. Берлин, дескать, интеллигентный умница-дипломат, который к концу дипломатической карьеры страстно увлёкся русской литературой. В реальности Берлин — сотрудник British Information Services, входилвшей в состав British Security Coordination, «зонтичной структуры», координирующей деятельность таких служб, как Ми-5, Ми-6, SOE.
Британская служба информации — место работы Берлина — была по сути пропагандистским отделом в этой глобальной разведывательной корпорации, созданной по личной инициативе Черчилля.

Я, конечно, не утверждаю, но ведь могло это вызвать неприязнь у Сталина и заведующего всей партийной агитацией и пропагандой Андрея Жданова. Что-то мне после этой книжки и осуждать их, Сталина и Жданова за "людоедское постановление", стало не очень охота... Единственно, Михаила Зощенко жаль...

...о т.н. творческой интеллигенции... (2)

Evgeny Guslyarov

ТРИСТА ОТТЕНКОВ ПОДЛОСТИ
Оттенок десятый. О Леопольде Авербахе
(Из документальной повести об убийцах Михаила Булгакова)

И вот я узнал, что этот жуткий персонаж появился на белый свет в городе Саратове. Тут же целый ряд неприятнейших ассоциаций потянули одна другую. Страшное и таинственное дело произошло однажды в этом Саратове. Я даже начал было писать повесть на эту тему, но понял, что она очень становится похожа на некоторые сюжеты Булгакова. И остановился. А суть вот в чём. Кто не поверит, что это было на самом деле, пусть погуглит на тему, «человек произошёл от крысы», и все сомнения отпадут.
Так вот, в городе Саратове, в загадочной лаборатории тайные велись когда-то давно, при ленинской жизни ещё, работы. Советской власти надобны стали бесстрашные, с незамутнённым сознанием бойцы. И будто был в то время гениальный генетик, догадавшийся, что если крысе к семенной жидкости прибавить вытяжку из человеческих мозговых пирамидальных каких-то клеток, то такие бесстрашные незамутнённые сознанием бойцы всенепременно выйдут. И будут те крысы венцом новой цивилизации, цветом невиданного доселе эволюционного прорыва. Крысы станут людьми. И будут они лучше людей. Потому, что у них не будет человеческих слабостей. Не будет сомнений, не будет совести, не будет моральных угрызений, не будет чести, не будет любви, а будет только ненависть и цель. Эксперимент советского генетика не завершился вот в какой части. Крысы, чреватые великой научной целью не стали дожидаться окончания опытов. За пятнадцать лет прогрызли в лабораторном бетоне дыру и все до единой сбежали. Но эксперимент уже был не остановим. Сбежавшие крысы, охваченные новым неслыханным генным пожаром, стремительно двинулись в своём развитии. В кромешных подземных лабиринтах завелась новая неслыханная подпольная цивилизация, которая перепуталась, натурализовалась и ассимилировалась с той, которая освещаема была божьим светом. Становились ли они людьми, никто и теперь сказать не может. Или люди, наоборот, от катастрофы такой перемешались с тварями, стали крысами, не потеряв людского облика, и того никто не ведает. Знают только, что всё должно было идти своим чередом, причём, с чёрт его знает какой скоростью. И вот, когда я узнавал подробности жизни этого Леопольда Авербаха, мне всё больше казалось, что это и есть обернувшаяся человеком крыса, настолько она омерзительна и не объяснима человеческими мерками. Вся жизнь его есть самый доказательный аргумент в пользу новой эволюционной теории.
Вот каково, например, его крысиное вполне самолюбование. Абсолютно безграмотный, не умеющий не только запятую поставить, но и нужную букву на место определить, он пишет в анкетах: «самообразование — высшее». И упивался, вероятно, гадким этим своим остроумием.

Collapse )

...о настоящем Художнике...

Вера БойковаЛЮДИ . ЖИЗНИ . СУДЬБЫ

Первое чувство любви сподвигло Архипа Куинджи отправиться в Петербург, чтобы позже стать знаменитым художником. Еще живя на родине, в Мариуполе и работая ретушером, 17-летний Куинджи влюбился в первый и последний раз в своей жизни. Юная гречанка Вера Кетчерджи завладела сердцем юноши. Но о том, чтобы посвататься нищему сироте к дочери богатого купца, не могло быть и речи – необходимо было совершить нечто невероятное, чтобы добиться ее руки. И он добьется... Правда, не сразу, пройдет почти семнадцать лет, прежде чем Архип Иванович женится на своей Вере.

Существовала вполне похожая на достоверную легенда, будто бы отец Веры, который не горел желанием отдавать свою дочь за голодранца, поставил Куинджи условие: принесёшь сто рублей золотом – Вера твоя.

Через три года Архип вернулся из Петербурга с деньгами, но весь его вид говорил о том, какой ценой достались эти золотые незадачливому жениху. Отец Веры и на этот раз отказал молодому человеку, аргументировав тем, что нужно стать обеспеченным, а не экономить на каждом куске хлеба.

Девушку же отец пытался уговорить найти себе лучшего избранника. Однако все его старания не увенчались успехом: «Если не за Архипа, то только в монастырь», – отвечала дочь. А Архипу Вера пообещала ждать столько, сколько будет нужно. И ждала...

И когда наконец Архип Иванович смог добиться в жизни и славы, и признания, и обеспеченности - они поженились.

В свадебное путешествие молодые, имея большой выбор, отправились не куда- нибудь, а на святой остров Валаам. Однако это путешествие чуть было не стоило молодым супругам жизни.

Попав в страшный шторм, корабль потерпел крушение. И лишь немногим, в том числе чете Куинджи, удалось спастись.

Чудом оказавшись с женой в шлюпке, Архип греб до берега, что было мочи в его сильных руках. Как всегда, помогли жажда жизни, упорство и провидение судьбы.

А потом он скажет жене: «Знаешь, Верочка, я все думаю: ведь не зря же Господь сохранил нам жизни. Это явный знак: мы должны направить все силы на благие дела».

На что Верочка ему ответит: «Нам вдвоем много не надо. Ко всяким бриллиантам и нарядам я равнодушна. Готовить и стирать обучусь — зачем тратиться на прислугу? А деньгами ты и ученикам своим поможешь, и другим нуждающимся».

Так оно и случилось... На своё питание они тратили ежедневно ничтожно малую сумму , немного денег уходило на краски, кисти, холсты и мастерскую.

Прислугу, кроме единственного дворника, супруги также не держали. Жили очень скромно, зато очень счастливо.

Самая дорогая вещь в их квартирке было фортепиано, на котором играла Вера Леонтьевна. Когда она садилась музицировать, Архип Иванович брался за скрипку – их дуэт был слышен на всю округу.

А все свое огромное состояние от продажи картин Архип Куинджи тратил на талантливых учеников, отправлял их учиться за границу, больным он оплачивал поездки на лечебные курорты. Помогал безвозмездно всякому, кто попадал в беду.

Архип Иванович был святым человеком со светлой душой и благородным сердцем. Накопив сто тысяч рублей, Архип Иванович внес их в Академию, чтобы проценты с этих денег шли на поощрение талантливых учеников. Всю свою жизнь помнил Куинджи, как тяжело пробиться молодому таланту.

Была у Архипа Ивановича страсть, над которой частенько любили пошутить, а то и съязвить петербургские карикатуристы.

Ежедневно в полдень, по звуку пушки Петропавловской крепости, Куинджи выходил на крышу своего дома и начинал кормить с рук птиц, слетавшихся заблаговременно со всей округи. Они буквально облепляли своего кормильца с головы до ног.

Это было завораживающее зрелище: седой коренастый мужчина, сияющий от счастья, делился своим хлебом насущным, доставшимся ему нелегким трудом, с пернатой братией.

Немало средств уходило на такую кормежку для любимцев. Покупал художник и крупу, и хлеб, и мясо для ворон, и оказывал первую медицинскую помощь раненым птицам. Он тащил в дом всех пострадавших от холода и травм, отогревал, выхаживал и отпускал на волю. Однажды он склеил поврежденное крыло бабочке-крапивнице, и та благополучно улетела...

У живописца была особая любовь и к растениям. Куинджи старался не топтать траву, избегал случайно раздавить жука, гусеницу или муравья.

Архип Иванович так же трепетно относился и к людям, раздавая деньги всем нуждающимся. И, как правило, он свои благодеяния делал так, что человек и не знал, откуда пришла помощь.

Щедрость его души не имела границ. Нажитое своим трудом и личными лишениями миллионное состояние Архип Иванович в последние годы жизни завещал созданному им независимому Обществу художников.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/270818/40085/

© "ЛЮДИ.ЖИЗНИ.СУДЬБЫ"

...ответ Русского писателя на провокацию кураева...

Андрей Кураев

Ну вот кто тут п...рас?

Калининский районный суд Уфы приговорил к восьми годам лишения свободы 34-летнего Владимира Санкина, которого обвиняли в убийстве педофила. В суде мужчина утверждал, что не собирался причинять тому тяжкий вред, а пытался спасти детей.

Присяжные признали, что подсудимый «заслуживает снисхождения», однако судья отправил Санкина в колонию строгого режима.

54-летний Владимир Зайцев - дважды судимый педофил. В 2007 году Зайцев был задержан по обвинению в действиях сексуального характера с применением насилия в отношении лица, заведомо не достигшего 14 лет. По данным местных СМИ, он изнасиловал собственного сына. Срок у него закончился накануне описываемых событий.

Collapse )

Ирина Дедюхова

Перепост от Кураева по поводу не просто "судебной ошибки", а заведомо лживого приговора, поэтому и инфу сразу удалили. Как гражданин, Кураев был обязан о таком писать в прокуратуру. Но он сообщает о свершившемся преступлении (а там не просто самосуд над, намеренно для самосуда спровоцированной, мразью, как это обычно происходит, там предотвращение насилия над ребенком, человеку сломали челюсть, налицо вообще самозащита, в чем должен был разобраться суд) в таком плане, что корочки сдает, но типа молчит, ведь иначе "Если я скажу, что я думаю про этого уфимского судью, то получу еще один приговор. Но думаю я про него и про его социальную группу очень нетолерантно."
Да еще при этом и задается вопросом: "кто тут пи...р?"
Вопрос совершенно риторический. Так себя не ведут даже те, о ком Кураев осведомляется. Ну, это же совершенно омерзительно!