January 18th, 2019

ПАРНАССКИЕ СЕСТРЫ. ГЛАВА VI. ОКИПЕТА


Ирина Дедюхова

Парнасские сестры

6. Окипета

В том же преддверье толпой теснятся тени чудовищ:

Сциллы двувидные тут и кентавров стада обитают,

Тут Бриарей сторукий живёт, и дракон из Лернейской

Топи шипит, и Химера огнём врагов устрашает,

Гарпии стаей вокруг великанов трехтелых летают…

Вергилий, «Энеида»

Из рук старика, застывшего на пороге кабинета, чуть не выпала заварочная чашка, от которой по коридору стелился шлейф тонкого запаха цейлонского чая с бергамотом. В его курульском кресле, украшенном медузиными головками по подлокотникам, небрежно постукивая перламутровым ногтем по ореховой столешнице, затянутой зеленым сукном, сидел молодой человек в белой тоге, обнажавшей его красивые руки с широкими браслетами.

Какую отличную мебель делали раньше, верно? – спросил он старика. – Если не ошибаюсь, стол немецкой работы, ореховый массив, а фурнитура — испанская бронза. Великолепно!

Читать главу в "Литературном обозрении"

Женское начало. (Из архива «Ежедневного пророка»)

11.02.2011

Хочу присоединить свой голос к «женской теме». Мне это трудно говорить. Дедюхова с ником «ogurcova» поразила одной точной фразой. Мне сказали, что ее ник от поговорки «режь последний огурец». И коли уж зашел такой разговор, когда сама Дедюхова признается, что унижена жизнью в России и хотела бы почувствовать себя женщиной не только на операционном столе гинекологического отделения, добавлю несколько строк и от себя. Недавно в ее блоге один человек сказал, что у него нет гарантии, что не его голову покажут органы ФСБ в следующих раз, когда будет очередной взрыв. Он сказал, не веря самому себе, в шутку. Вероятность, что при следующей «дестабилизации всего общества» покажут именно твою голову, у каждой чеченки приближается к 50%. И лишь потому, что в ход пошли головы дагестанок. Я три раза смотрела ролик с арабской семьей дочери Дедюховой. Сказать, что я им завидовала, это ничего не сказать. Это настоящие мусульмане, а не наши показные исламисты. Понимаю тех чеченцев, которые эмигрировали в арабские страны. На официальном сайте Главы Чеченской Республики в разделе – письма – выложены благодарные послания Рамзану Кадырову от чеченских девушек – «спасибо, что вы у нас есть!» и «благодаря вам, мы имеем…». В контексте всех хвалебных речей хотелось бы конкретнее поговорить на тему – что, собственно имеют чеченские девушки в своей жизни, кроме пустых славословий самого Кадырова и остальных мужчин чеченского общества. Какие девушки пишут на сайт президенту, если пишут? Однажды работая над программой по улучшению ситуации в Чечне, Рамзан сказал, что появилась масса недоброжедателей, которые хотят навредить ему.  Случилось  это после выложенного в Интернете видео-ролика… в бане с девушками. Но Рамзан не растерялся и сказал, что надо быть готовыми ко всему, к самым неожиданным и жестким провокациям.  Так, весьма плодотворно Рамзан и противостоит «провокациям»,  и продолжает противостоять как можно дольше и разнообразнее…

Читать статью в "Ежедневном пророке"

Конституция мертвых. (Из архива «Огурцовой на линии»)

05.10.2009

Г-жа Огурцова постоянно поминает «местечковых», притом, что ни Путин, ни Сурков, ни Сечин али там Иванов (и пр. подобн.) к «5-й нации» не относятся, И не все оне юристы. Может, не в родословных дело, да и не в образовании?

Замечу, что "госпоже Огурцовой" в последнюю очередь придет в голову именовать местечковое хамье - "нацией" в России. Пора уже, независимо от "образования" и "родословных" усвоить элементарные вещи. Нация в государстве может быть только одна.

Примазаться, промычать "мы-ы-ы" - сегодня охотников много. Но посмотрите, насколько жестко сама жизнь ставит перед ними прежние вопросы, заставляя ответить вне каких либо коллективных признаков, индивидуально. И тут выясняется что индивидуальность у некоторых... дискретная, а по знаковым вещам им становится все актуальнее слиться с "массой" - в "класс" или "категорию лиц" с натужным мычанием "мы-ы-ы!.."

И тут все отчетливее начинают вставать вопросы, кто ж конкретно решил промычать из-за наших спин? Почему этот обозный гарнизон, привыкший выдергивать слова из контекста, отчего-то не располагает слиться с ним в едином порыве и "вздохом тысячи грудей"? Кто вообще в России может говорить "мы", а кому лучше подумать, чем ему ответить в индивидуальном порядке - за все чем он решил себя побаловать "пользуясь случаем" за общий счет.

"Мы" - это единственная и неповторимая многонациональная русская нация, потомки тех, кто создавал великую Россию, кто сражался за нее различными способами. Кто не скидывал штаны при крике "Рус, сдавайся!" и не снимался в порнушке на краю трупной ямы, усиленно "страдая от фашизма". Кто не торговал государственной собственностью, не разрушал государственные устои, не ломал жизни сограждан и не лез к ним с "входными билетиками" на свой собственный рынок.

"Мы" - конституционный источник всякой власти в России. Но хорошо бы не забывать в текучке, что "мы" - те, кто должен донести потомкам эстафету высокой духовности России. Да, звучит довольно выспренно, но это наиболее высокая наша задача. И объективные сложности лишь подчеркивают ее значение. Мы воюем с серостью, которая постоянно спекулирует на лучших человеческих чувствах и стремлениях.

Читать статью в блоге "Огурцова на линии"891c2aadbbc2a1e42b91a8d61e924949

Мои твиты

Collapse )

Приглашаем на литературный (и не только, как всегда) вебинар! Всех!!!

Эдвард Олби «Что случилось в зоопарке» и «Баллада о невеселом кабачке»

Э́двард О́лби (англ. Edward Albee; 12 марта 1928, Вашингтон — 16 сентября 2016, Монток) — американский драматург.

Родился 12 марта 1928 года в Вашингтоне и спустя две недели был усыновлен семьёй богатого владельца театральных залов, Ридом и Фрэнсис Олби. Окончил школу Чоат и немногим более года посещал Тринити-колледж в Хартфорде (шт. Коннектикут). Затем обосновался в Нью-Йорке, перебиваясь случайными заработками, служил клерком, барменом, продавцом книг и пластинок, работал для радио, хотя материально был обеспечен. Жил в Гринвич-Виллидж, пробовал себя в поэзии и прозе. Как драматург дебютировал в 1959 году, позднее выступал в поддержку перспективных драматургов через объединение Олби-Барр-Уайлдер.

В 1960 году выпустил первый сборник пьес, обозначив в предисловии к нему установку на «Необычное. Невероятное. Неожиданное».

Эдвард Олби является представителем т. н. «театра абсурда». Немотивированные столкновения персонажей и натуралистичные сценические эффекты передают в пьесах Олби бессмысленность современной жизни.

В них заметно влияние Э. Ионеско, и Олби охотно признает, что многим обязан французскому драматургу. За пьесу «Неустойчивое равновесие» (A Delicate Balance, 1966) получил ежегодную премию «Тони» и Пулитцеровскую премию (1967); в 1975 получил Пулитцеровскую премию за «Морской пейзаж» (Seascape, 1975), в 1994 — за пьесу «Три высокие женщины» (Three Tall Women, 1994), которая удостоилась также ряда наград, присуждаемых критиками-театроведами.

Творчество Олби говорит об одиночестве людей и их неспособности к взаимопониманию. В остроумных, живых диалогах писатель изображает человеческое общение как борьбу за самоутверждение. Наиболее ярко она воплощена в пьесе «Кто боится Вирджинии Вулф?» (Who’s Afraid of Virginia Woolfe?, 1962, премия «Тони»), где университетский профессор и его озлобленная жена на протяжении всего действия словесно распинают друг друга и двух несчастных гостей. Многообразие творческой манеры Олби выявляют такие разные пьесы, как метафизическая аллегория «Крошка Алиса» (Tiny Alice, 1964), отвечающая требованиям сюжетной драмы, и «Ящик и цитаты из председателя Мао» (Box — Mao — Box, 1968), где речь персонажей на сцене и бесплотные закулисные голоса скорее переплетаются, как музыкальные темы в контрапункте, нежели выстраиваются в сколько-нибудь связный диалог.

Ранние одноактные пьесы Олби, в отличие от более поздних трёхактных, были сначала поставлены в Европе, где их высоко оценили, и уже потом в США. Кроме перечисленных, Олби написал также пьесы «Что случилось в зоопарке» (The Zoo Story, 1959), «Смерть Бесси Смит» (The Death of Bessie Smith, 1960), «Фэм и Йем» (Fam and Yam, 1960), «Американская мечта» (The American Dream, 1961), «Дама из Дюбука» (The Lady from Dubuque, 1977) и «Человек с тремя руками» (The Man With Three Arms, 1983). Ему принадлежат инсценировки «Баллада о невесёлом кабачке» (The Ballad of the Sad Cafe, 1963) по повести Карсон Мак-Калерс, «Малькольм» (Malkolm) по роману Дж. Парди, «Завтрак у Тиффани» (Breakfast at Tiffany’s, 1966) по повести Трумена Капоте, переработка пьесы английского драматурга Джайлза Купера «Все в саду» (Everything in the Garden, 1967) и «Лолита» (Lolita, 1979) по роману В. В. Набокова, «Пьеса про младенца» (The Play About the Baby, 2000) и другие. Одно из последних произведений Олби — «Me, myself and I» («Я, я сам и моя персона») было поставлено в Нью-Йорке в 2010 году.

В 1996 году Олби получил награду Центра Кеннеди за плодотворно прожитую жизнь, в 1997 году президент Б. Клинтон вручил ему Национальную медаль за достижения в области искусства.

16 сентября 2016 года Эдвард Олби умер после непродолжительной болезни в своём доме в пригороде Нью-Йорка.

Вебинар 19 января 2019 г. в 20:00 (время московское) ведущая Ирина Дедюхова.

Принять участие в вебинаре

Программа вебинаров января5d74b0c14d0bb4d879755a41d6c52067